Преторианские когорты: модель и практика (В. В. Семёнов) - Армия - Римская Империя - Библиотека - Римская Республика SPQR
Приветствую Вас Перегрин!
Пятница, 02.12.2016, 20.55.48
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню Сайта

Категории

Империя [0]
Римское государство эпохи Империи.
Экономика [0]
Экономика Римской Империи.
Жизнь Римлян [0]
Жизнь римлян в эпоху Империи.
Культура [0]
Римская культура в период Империи.
Армия [1]
Армия Римской Империи.
Войны [0]
Войны, которые вела Римская Империя.
Провинции [0]
Провинции Римской Империи.
События [0]
Значимые события периода Империи.

Новые Статьи

Опрос

Оцените работу сайта
Всего ответов: 122

Музыка

Вход на Сайт

Логин:
Пароль:

Время

Погода

Яндекс.Погода

Новое на Форуме

Галерея

Поиск

Статистика

На сайте сейчас: 1
Гостей: 1
Участников: 0

Библиотека

Главная » Статьи » Римская Империя » Армия

Преторианские когорты: модель и практика (В. В. Семёнов)
История преторианцев
Преторианская гвардия зародилась в недрах римской республиканской армии. При республиканском полководце существовала когорта охраны из знатных юношей. К охране полководца принадлежала и когорта из верных союзников. После реформы Мария и во время гражданских войн I в. до н.э. преторианцы становятся постоянной охраной полководца и его личными телохранителями. Во времена поздней республики преторианская когорта состояла из друзей, приближенных, вольноотпущенников и клиентов полководца. В такую когорту шли многие знатные юноши, избегая, таким образом, тяжелой военной службы в рядах легиона или конницы. Будучи близко поставленными к полководцу, они всегда имели возможность сделать военную карьеру, а также всегда имели доступ к богатым трофеям. Таким образом, создавая преторианскую гвардию, Август не создавал чего-то принципиально нового, а использовал старый республиканский институт, как делал это много раз и в других случаях для укрепления своей власти.
С установлением системы принципата преторианцы приобретают совершенно другое назначение, хотя и продолжают исполнять те же функции, что и преторианцы во времена республики. Наличие у Августа преторианских когорт непосредственно происходит из его проконсульских полномочий: так как Август управлял тремя провинциями, а проконсулу в провинциях полагалось для охраны три преторианских когорты, то у Августа их было 9. Август совсем не был создателем этого подразделения, но оно существовало при нем с того момента, как он получил проконсульские полномочия. Созданные Августом как противовес пограничным легионам, преторианские когорты сначала не бросались в глаза, будучи децентрализованы и разбросаны по всей Италии, и только три из них находились в Риме (Suet. Aug., 49, 1). При Августе (23 г. до Р. Х. -14 г.) было создано 9 когорт по 1000 или 500 человек *3. Каждой когортой командовал преторианский трибун, и каждой когорте придавался отряд преторианской кавалерии, так называемые speculatores. В каждой когорте было 100 всадников *4. Всеми преторианскими когортами командовал префект претория. Первый преторианский префект упоминается в 14 г. - Сей Страбон, префект претория при Августе и в начале правления Тиберия (Tac. Ann., I, 7;24).
Как уже было сказано выше, создавая преторианские когорты, Август не собирался сосредотачивать их в Риме. Однако уже преторианский префект Сеян (сын Сея Страбона) в 23 г. собрал преторианцев в большой преторианский лагерь у Виминальских ворот (Tac. Ann., IV, 2; Suet. Tib., 37, 1) (см. изображение современного состояния Северных ворот преторианского лагеря), и преторианцы превращаются в фактор власти первого ранга. Именно они посадили на трон императора Гая Цезаря Калигулу (37-41 гг.), императоров Клавдия I (41-54 гг.) и Марка Отона (15 января - 25 апреля 69 г.), а также заставили Нерву (96-98 гг.) принять императорский титул, они же сыграли ключевую роль после убийства императора Коммода (176-192). Сначала численность преторианцев увеличилась до 12 когорт *5, а при императоре Авле Вителлии Германском (2 января 69 - 20 декабря 70 гг.) до 16 преданных императору когорт, которые впервые были набраны из испытанных германских легионов *6. Император Веспасиан (69-79 гг.) с приходом к власти в Империи сократил численность преторианцев до 10 тысяч *7.
Мы не будем вдаваться в подробности смены императорской власти в Риме и участии в этом преторианских когорт. Скажем только, что император Септимий Север (193-211 гг.) распустил старые когорты преторианцев и сформировал новый состав из италийцев и преданных ему иллирийских легионов (Herodian., II, 14, 1-4; Aur. Vict. De Caes., XX; SHA, VII, 1-7). Септимий Север также сформировал II Парфянский легион, который находился на территории Италии и располагался в лагере на Альбанской горе (Herodian., III, 13, 4) *8. Все эти меры Семптимия Севера привели к увеличению в Италии разбойников, которые пополнялись из бывших преторианцев и не занятых военной службой италийцев (Dio Cass., LXXVIII). Также и население Рима было мало довольно появлением в Риме вместо преторианцев из Италии, гвардии, набранной из вчерашних солдат легионов, а в 312 г. преторианская гвардия была окончательно распущенна императором Константином Великим (306-337 гг.) *9. Впрочем, распустив преторианцев и уничтожив этот институт, Константин сохранил один из гвардейских отрядов, который существовал еще в предшествующую ему эпоху. Еще во времена царствования императора Валериана (258-260 гг.), а возможно, и раньше, существовал отряд protectores Augusti. На основе надписей выделяются два вида таких отрядов: телохранители особы императора и состоявшие при преторианских префектах и высших сановниках империи *10. Последний вид исчез при Константине, когда преторианский префект окончательно перестал быть представителем военной власти. В начале протекторат не составляет особой должности, а является почетным титулом для лиц, которые занимали разные должности (префект легиона, трибун, центурион в преторианской когорте или легионе) *11. Звание протектора давало право на получение особого вознаграждения в 200 000 сестерциев. Как постоянный, корпус ближней охраны императора существовал, вероятно, со времен Аврелиана *12.

Преторианская гвардия.

Модель и функции преторианских когорт
Главной функцией преторианских когорт считается охрана императоров, членов императорского дома, сопровождение их при выездах и походах. Но, говоря о преторианцах как об охране императоров, необходимо упомянуть, что уже со времен Августа при особе императора создается отдельный, не подчиненный префекту претория корпус телохранителей, особый императорский конвой, который формировался в зависимости от находящейся у власти династии. Император Август использовал германцев в качестве телохранителей, назвав их Germani corporis custodies *13. При Юлиях-Клавдиях это были Batavi (батавы) или Germani corporis custodes (буквально "германцы - стражи тела", "германцы - телохранители"), среди которых батавы и убии составляли большую часть конной гвардии *14. В середине I в. их было около 1000 человек. Писатель Иосиф Флавий называет их командира хилиархом - то есть тысячником (Jos. Bel. Iud., II, 1-22). В латинском варианте этот начальник носил титул curator Germanorum. В последние годы правления императора Нерона (54-68 гг.) командиром Germani corporis custodes был гладиатор и вольноотпущенник Тиберий Клавдий Сикул *15. В период с 69 по 98 гг. Germani corporis custodes не упоминаются. Создается впечатление, что династия Флавиев вообще обходилась без конной гвардии, однако это едва ли возможно. Известно, что Тит Флавий держал при себе охрану из 600 всадников, включая нескольких конных лучников *16. Набранные из лучших солдат кавалерийских ал восточной армии эти equites singulares не отличались от конных телохранителей командиров провинциальных армий, но теперь они служили Императору. Они стали называться equites singulares Augusti. Вероятно, Веспасиан объединил их с преторианскими всадниками, которые могли выполнять функции конной гвардии. 400, а возможно и 1000, из 10000 преторианцев служили в качестве всадников и, подобно всадникам легионов, они принадлежали не к турмам, а к центуриям *17. Надо заметить, что элиту преторианской кавалерии составляли так называемые speculatores Augusti, которые исполняли обязанности телохранителей императора, а со времен императора Траяна (97-117 гг.) возрождается практика набора конной гвардии из германцев - equites singulares Augusti. Новым "гвардейцам" в силу их происхождения было возвращено прежнее название Batavi, которое сохранилось за ними и в следующем столетии *18. Германская конная гвардия была размещена в лагере на Целийском холме и служила противовесом преторианской гвардии. При Траяне функции императорского эскорта перешли от преторианских speculatores к hastiliarii из числа equites singulares Augusti *19. Следующий этап истории конной гвардии начался с приходом к власти в 193 г. наместника Верхний Паннонии Луция Септимия Севера: роспуск прежней преторианской гвардии из италиков и набор преторианцев из солдат дунайских легионов (Herodian. II, 14, 1-4; Aur. Vict. Caes., XX, 1; SHA, VII, 1-7). При Севере происходит удвоение численности конной гвардии до 2000 воинов, а на Целии рядом с castra priora строится еще один укрепленный лагерь - castra nova. Оба они функционировали вплоть до IV в. В 312 г. : вместе с преторианцами упраздняется и корпус "конников Августов". Рассмотрев, таким образом, историю корпуса телохранителей, мы можем утверждать, что с самого начала либо императоры не доверяли преторианским когортам, либо еще со времен Августа на преторианцев возлагались и другие функции, не связанные с охраной особы императора.
Рассмотреть эти функции нам помогает сообщение Светония о том, что Август разместил в Риме только три из девяти преторианских когорт, "... отчасти для охраны столицы, отчасти для своей собственной, так как сопровождавшую его каллагуртинскую стражу (из испанского города Каллагуртис - В. С.)... распустил, а - германскую после поражения Вара. Однако он никогда не держал в Риме более трех когорт, да и то без укрепленного лагеря; остальные он рассылал на зимние и летние квартиры в ближние города" (Suet. Aug., 49, 1; перевод М. Л. Гаспарова *20). По нашему мнению, корпус преторианцев был создан Августом не только для охраны императора и императорского дома, ведь на преторианские когорты накладывалась обязанность охраны не только Рима и императора, но и всей Италии в целом. Необходимо отметить, что в самой Италии, которая, кстати сказать, не являлась провинцией, практически не существовало регулярных вооруженных формирований за исключением преторианцев и городских когорт Рима и Остии (от 3 до 6 в разные времена) *21. К этому также необходимо отметить то, что те три городские когорты Рима, а также Остии и других городов22 Италии которые, были созданы при Августе (Dio Cass., 55, 24-25; Suet. Aug., 101, 2; Suet. Oton, 8, 2; Plut. Oton, 3; Tac. Hist., I, 80), носили номера 10, 11 и 12, то есть они нумеровались вслед за преторианскими когортами *23. Таким образом преторианцы наряду с городскими когортами должны были поддерживать порядок в Италии и охранять ее от разбойников, а, в конечном счете, самого императора от попыток вторжения в Италию войск претендентов на власть в Империи. Это, по-видимому, было необходимо Августу, особенно на первых порах. Такие функции преторианцев подтверждаются надписями. Например, надпись из Умбрии от 246 г.: "эвокат из VI преторианской когорты... действующей против разбойников с двадцатью солдатами преторианского равеннского флота..." (CIL, VIII, 17900). Несомненно, что разбойники беспокоили жителей Италии и до этого, так известно, что уже при Августе была создана система караулов в Италии, для того чтобы остановить разгул разбойников (Suet. Aug., 32, 1). Эта функция преторианцев становится вскоре второстепенной, так как все когорты были сосредоточены в Риме. После этого против разбойников в Италии действуют, в основном, небольшие отряды. Преторианцы несли полицейскую службу и в самом Риме. Так, Тацит сообщает, что при императоре Нероне в цирке был упразднен караул, "который обычно выставляли преторианские когорты" (Tac. Ann., XIII, 24; пер. А.С.Бобовича) *24. Такой вид службы соответствует полицейским функциям. По-видимому, преторианские когорты действовали совместно с городскими и "пожарными" (vigiles) когортами, и здесь необходимо отметить, что переход из преторианских в городские или пожарные когорты был свободным, и мы встречаем солдат и офицеров, которые служили и в преторианских, и в городских, и в пожарных когортах (CIL, III, 7334; V, 876). Также не случайно, что преторианские и городские когорты были размещены вместе в лагере у Виминальских ворот *25. Аналогичные преторианским полицейские функции в провинциях выполняли разные соединения римских войск, а так как в Италии, как уже было отмечено выше, не было других военных контингентов, кроме преторианцев, городских когорт, пожарных когорт и моряков Равенского и Мизенского флотов, то на них и были возложены полицейские обязанности. Необходимо заметить, что в античный период не существовало понятия "внутренних войск", и подобные функции были возложены на все военные подразделения.

Преторианцы во время военной кампании в Дакии.

К функции преторианских когорт как телохранителей императора примыкала и обязанность преторианцев сопровождать императора в его военных походах. Преторианцы участвовали в походах вместе с императорами, и, несмотря на частые смены правителей (особенно во время кризиса III в.) они были преданными солдатами. Преторианские когорты составляли не только личную охрану императора, но также и ядро его войска, которое при любых обстоятельствах оставалось верным своему правителю. Эта традиция также исходит из республиканских установлений, когда преторианцы, которые сопровождали республиканского магистрата в походе или при управлении провинцией, являлись одновременно и ядром войска этого магистрата или полководца. Видимо, преторианские когорты, по словам Светония (Aug., 49), выделенные из остальных войск, отличались военной выучкой и опытностью от остальных легионов. Также, скорее всего, преторианцы должны были сопровождать Августа в его походах. Именно поэтому появление преторианцев можно отнести именно к 27 г. до н.э., когда Август вернулся в Рим *26. Скорее всего, преторианские когорты были у Августа и ранее. Как мы увидим ниже, функция сопровождения императора в походах у преторианцев никогда не исчезала. Уже в 14 г. именно преторианцы и конная гвардия (о которой мы будем говорить ниже) подавили мятеж паннонских легионов после смерти Августа *27. Вителлий, разогнав в 69 г. старый состав преторианской гвардии, сформировал преторианские когорты заново из преданных ему людей. Новые преторианцы были ему верны до последнего и сражались за него в декабре 69 г. при Кремоне (Tac. Hist., II, 19; 92; III, 23; 55; 58; 63; 69), а преторианцам Вителлия противостояли в этом сражении бывшие преторианцы, которых он уволил. Уволенные преторианцы поддерживали Веспасиана (Tac. Hist., III, 23). Участие преторианцев в военных действиях подтверждают военные награды, которые получали преторианцы (или эвокаты претория - см. ниже), например, Л. Пилларий Келер - за Иудейскую войну от императора Тита (АЕ.: 1952: 153) *28. Во время правления Домициана военными операциями в Дакии руководил префект претория Корнелий Фуск (Suet. Dom., 6, 1). Также ярким примером участия преторианцев в военных действиях являются войны императора Траяна с Дакией: кроме легионов, вспомогательных войск и войск союзников, в Дакийских компаниях участвовали преторианские части (Dio Cass., LXVIII, 32, 4), причем одним из участников похода, который был изображен на рельефе колонны Траяна, являлся префект претория Тиберий Клавдий Ливан *29. На колонне изображены и сами преторианцы *30 (см. иллюстрации с изображениями преторианцев времен Траяна, показывающие преторианцев во время боевых действий). В 218 г. в битве при Антиохии преторианцы и конная гвардия поддержали императора Марка Опиллия Макрина (217-218 гг.), в то время как другие войска перешли на сторону Вария Авита Бассиана (218-222 гг.) (Herodian., V, 4, 5; Dio, LXXVIII, 38, 4; SHA, X, 1-6). Таким образом, преторианцы участвовали, в основном, в тех войнах, которыми руководили непосредственно императоры (будь то гражданские или внешние войны) или префекты претория.
Еще со времен Императора Клавдия рядовые преторианцы стали активно участвовать в политической жизни императорского Рима (до этого роль в империи играли только префекты претория, например, Сеян) (Suet. Calig., 59-60; Claud., 10). Говоря о политической роли преторианских когорт, необходимо сказать об их социальном составе, а в связи с этим упомянуть и сами принципы набора. Преторианцев набирали из свободных граждан Италии и старых римских колоний. Они пользовались всеобщим уважением из-за превосходного вооружения и выучки. С другой стороны, им завидовали по причине множества привилегий и поэтому ненавидели *31. Преторианские когорты, как и легионы времен принципата Августа, Юлиев-Клавдиев, Флавиев и первых Антонинов не были монолитной массой и были социально неоднородны. Если префекты претория были одинаково отдалены в социальном плане, как от офицерского, так и от рядового состава, но в то же время были приближены к императору или его семье и могли быть разного социального происхождения (вплоть до вольноотпущенников), то офицеры и рядовые четко разделялись, особенно в I - начале II вв., по сословному признаку. И если офицеры (т. е. трибуны и старшие центурионы) набирались как в легионы, так и во вспомогательные войска из знати, то рядовой состав преторианцев набирался из мелких и средних собственников Италии *32 и романизированных провинций: Иберии, Македонии и Норика (Dio Cass., LXXV, 1; 2). Позже, когда Септимий Север разогнал преторианцев, их стали набирать из отличившихся солдат провинциальных легионов. Для того чтобы привлечь к себе преторианцев, императоры выпускают в честь преторианских когорт монеты с прославляющими их надписями *33. Преторианцы, зная себе цену, ощущали себя полноценными гражданами империи, от воли которых зависела политика страны. Когорты могли поддержать те или иные силы в римской политике, поэтому их пытались использовать претенденты на власть, но преторианцы держались довольно независимо, и поэтому императору Септимию Северу пришлось принять вышеуказанные меры.
Социальные различия между рядовыми преторианцами и офицерским составом можно проследить по сообщениям Тацита и Светония о различных заговорах, переворотах, а также волнениях, которые так или иначе были инициированы представителями преторианских когорт, будь то рядовые или офицеры. Самым ярким примером заговора офицеров является заговор Кальпурния Пизона (Tac. Ann., XIV, 48-XV, 71), когда к заговору против Нерона примкнули несколько трибунов и центурионов преторианских когорт, тогда как рядовые преторианцы не только не поддержали заговор, но и помогли арестовать префекта претория Фения Руфа (Tac. Ann., XV, 66). Рядовые преторианцы во время гражданской войны 68-69 гг. действуют по своему собственному усмотрению, выбирая на своих сходках префектов (Tac. Hist., I, 46). Можно вспомнить такое же поведение преторианцев после смерти императора Гая Цезаря Калигулы. Вот как описывает его Светоний: "Какой-то солдат (его звали Грат - В. С.), пробегавший мимо, увидел его (Клавдия) ноги..., узнал его... и приветствовал его императором и отвел к своим товарищам... Они посадили его на носилки... и отнесли его к себе в лагерь" (Suet. Claud., 10, 2; перевод с лат. М. Л. Гаспарова). На следующий день Клавдий принял на вооруженной сходке присягу преторианцев (10, 3). Таким образом, видно, что во время смут и заговоров рядовые преторианцы действуют достаточно самостоятельно, а иногда даже противостоят офицерам. Интересно, что во время кризисов в Римской империи при отсутствии императора, например, преторианцы, собираясь на сходки, выносят определенные решения. А.В. Махлаюк справедливо отмечает, что в жизни профессиональных военных в целом, и преторианцев в частности, присутствуют в своеобразном преломлении многие из элементов, что объединяют людей в гражданской общине *34. А с падением роли гражданской общины в римском обществе, повышается роль людей, которые имеют оружие и профессиональную военную подготовку и, несомненно, могут влиять на политическую ситуацию в стране. Таким слоем в римском обществе была армия. Август, создавая новую армию из республиканских легионов, которые были ему преданы, не рассчитывал, что уже при ближайших его приемниках сначала солдаты преторианских когорт, а потом уже и провинциальные войска станут брать на себя решения судеб императоров и империи.

.

Преторианцы, рядовые и офицеры, очень быстро стали частью имперской бюрократической системы. Они становились кузницей гражданских и военных административных кадров. Преторианские когорты исполняли не только военно-полицейские, но и административные функции. Бюрократия Римской империи создавалась постепенно при участии разных слоев общества, в основном вольноотпущенников и всадников. Функции преторианцев в администрации империи можно проследить по аналогичным функциям легионеров в провинциях. Большую роль в администрации провинций играла такая категория легионеров, как principales, которые были прикомандированы к officia (канцелярии) старших командиров и наместников разных рангов в провинциях, а также, что очень важно, и у гражданских чиновников *35. Principales составляли среднее и низшее звено провинциальной администрации, где постепенно возобладали люди, связанные военной дисциплиной. Такое же, причем, самое большое, officium было именно у преторианского префекта *36. На основе надписей выделяется несколько видов таких principales, и каждый из них выполнял свои обязанности. Старшими в такой канцелярии были cornicularii, которые возглавляли отделы. Отдельный ранг составляли commentarienses, которые помогали наместникам провинций при судебных разбирательствах. Здесь, мне кажется, необходимо отметить то, что в функции преторианцев и их префекта (также и городского), как было показано выше, входили и полицейские, то есть: расследование преступлений, арест, охрана государственных преступников и содержание их в тюрьме, которая находилась в преторианском лагере, до императорского суда (Plin. Epist., X, 68-73), а так же их казнь. Военных чиновников такого ранга было немного, и они составляли верхушку канцелярских работников (в канцелярии наместника провинции было 2-3 cornicularii) *37, возможно, что у префекта претория их было больше. Каждый из вышеуказанных военных чиновников имел несколько помощников - adiutores (CIL, III, 894, 1471, 2052; VIII, 1875; AE, 1902, 138; 1904, 10; 1933, 61). Другой ступенью в служебной иерархии были speculatores, которых по штату приходилось 10 человек на легион, такие же speculatores были, как было показано выше, и при императорах. Низшие должности в канцеляриях занимали beneficiarii (ординарцы), quaestionarii (вели допросы и пытки обвиняемых), а так же писари, стенографы и счетоводы *38. Для охраны наместников существовали equites et pedites singulares, из которых, как было сказано выше, Веспасиан сформировал equites singulares Augusti. Возможно, что именно начиная с Флавиев, в центральной имперской администрации появляется система военно-административных должностей, которая уже сложилась в провинциях, но есть и возможность того, что такая система начала складываться еще ранее. Но несомненно, что уже во времена Юлиев-Клавдиев преторианцы выполняют административные поручения императоров. Так, например, Тиберий посылал центуриона для того, чтобы возвестить свою волю вассальным царям (Tac. Ann., II, 65). При Флавиях высшие посты в императорской администрации начинают занимать выходцы из всаднического сословия, а средние и низшие должности - преторианцы. С этими изменениями вполне совпадает и во многом объясняется существование корпуса "эвокатов августов".
Термин и должность evocatus существовали еще в республиканский период римской истории. Под термином evocati понималось составленное из добровольцев ополчение по призыву, исходящему от отдельного лица (магистрата или частного), который объявлял набор по собственному почину, а не в силу формального государственного акта, который бы уполномочивал его на это. Такая форма собирать ополчение практиковалась весьма часто в период различных смут и войн *39. Этим способом составлял свои легионы Октавиан, когда начал борьбу за наследство Цезаря. После установления принципата такой республиканский институт должен был уйти в прошлое. Но с самого установления принципата в Риме существовал постоянный корпус, носивший название evocati Augusti. Наши сведения об эвокатах основаны на эпиграфическом материале *40, так как у древних писателей почти нет о них упоминания (Tac., Ann., II, 68; Dio Cass., 55, 24, 78, 5). Но эпиграфических данных достаточно для того, чтобы сделать определенные выводы о значении и характере этого института.
Корпус эвокатов состоял из солдат, которые оставались на службе по доброй воле после выслуги установленного срока в рядах действующей армии, являясь при этом ветеранами. Но быть эвокатом можно было только через evocatio (то есть призыв или предложение со стороны императора). Надписи эвокатов позволяют исследователям делать вывод, что в течении I-II вв. императоры обращали свое evocatio только к преторианцам (три примера эвокатов из городских когорт не позволяют ставить их наряду с преторианцами в праве на эвокатуру; можно не учитывать одного ветерана Мизенского флота, но если принять во внимание, что переход из городских когорт в преторианские был достаточно легким, а Мизенский флот неоднократно в надписях называется преторианским (CIL, I, 1327; VIII, 17900), то становиться вполне ясно, почему эти люди были рекрутированы в эвокатуру) *41.
Эвокаты составляли особый корпус, о численности которого мы ничего не знаем. В ранговом отношении они стояли выше солдат и principales, но ниже центурионов, хотя и носили центурионские отличия (Dio. Cass. LV, 24). Служба эвокатов не была строевой, то есть они были не только и не столько боевым подразделением. В связи с этим стоит отметить отсутствие свидетельств об "офицерских" местах в корпусе. Эвокаты были подчинены непосредственно преторианскому префекту, который прибегал к их помощи для исполнения разных текущих дел и особых государственных поручений, таких, как посольства, охрана государственных преступников и еще большое множество других обязанностей *42. Именно создание института эвокатов имело целью удовлетворение административных потребностей Империи. Как уже было показано выше, солдаты легионов исполняли некоторые разовые обязанности гражданского характера при императорских магистратах (легатах и прокураторах, а также гражданских чиновниках); но если для них это было временным откомандированием от строя, то для эвокатов это было прямым назначением при органах центрального императорского управления.

Таким образом, преторианцы играли существенную роль в формировании центрального бюрократического аппарата. Преторианские когорты были не только школой для среднего армейского командования, но и резервом для пополнения административного управленческого аппарата. Для иллюстрации можно привести несколько судеб преторианцев, известных нам по надписям, одни из которых прошли чисто военную карьеру, а другие и административную (в основном всадническую). Так, карьера Октавия Секунда (CIL, III, 7334) началась в X городской когорте, а потом, пройдя через преторианские когорты и эвокатуру, он дослужился до примпилария I Италийского легиона. Другой преторианец Марк Веттий (CIL, XI, 395) начал свою карьеру в преторианских когортах при Клавдии и, пройдя путь от рядового до трибуна, стал при Нероне прокуратором Лузитании. Третий пример карьеры преторианца отличается от первых тем, что если в предыдущих примерах карьера начиналась с рядового, то карьера Тиберия Клавдия Секунда (CIL, V, 1339) началась с должности примпилария IV Флавиева легиона, он был, по-видимому, всадником, и, пройдя через центурионские и трибунские должности в преторианских, городских и пожарных когортах, дослужился до прокуратора Лугдунской и Аквитанской Галлии, а также до начальника финансового ведомства империи (a rationibus Augusti) и префекта анноны, третьего человека в римской административной системе после префекта претория и городского префекта. Таким образом, можно совершенно определенно говорить о деятельном участии преторианцев в административных делах империи и подготовке военно-бюрократического аппарата в преторианских когортах, расцвет которого приходится на период правления династии Северов. Я считаю необходимым отметить, что, скорее всего, Август, создавая когорты преторианцев, не рассчитывал на их участие в управлении империей в такой мере, в какой они участвовали на самом деле, но так как при Августе и Юлиях-Клавдиях еще не существовало четко сформировавшегося имперского бюрократического аппарата, и этот аппарат нуждался в преданном и дисциплинированном среднем и нижнем звене, то преторианцы больше всего подходили для этой роли. На такой службе они достигали всаднического звания и впоследствии занимали высшие всаднические должности префектов и прокураторов.
При всем участии в государственных переворотах преторианцы сохраняли верность императору почти до самого конца. По видимому, рядовой состав преторианских когорт не менялся полностью после переворотов, а оставался прежним. Полностью он изменялся только при Вителлии и Септимии Севере (когда их заменили на лично преданных легионеров при Севере и даже вольноотпущенников при Вителлии) и был окончательно заменен на простых телохранителей при Константине. Возможно, именно окончательным изъятием у преторианцев бюрократических функций руководствовался Константин. Если говорить о причинах роспуска преторианских когорт, можно предположить, что не последнюю роль в этом сыграла религиозная направленность преторианцев. Будучи изначально очень замкнутой корпорацией *43 и имея, как и все легионы, своих собственных покровителей и, таким образом, противопоставляя себя (особенно со времени Септимия Севера, когда вся армия превратилась в особую замкнутую корпорацию) не только гражданскому населению, но и в силу своего высшего статуса и всей остальной армии, преторианцы могли быть принципиальными противниками христианства, к которому склонялся Константин *44. Он уже не нуждался в военном и бюрократическом аппарате принципата и периода "солдатских" императоров, так как еще со времен Диоклетиана началось формирование новой абсолютной монархии и новой бюрократии.
Сказав об участии преторианцев в функционировании имперской бюрократии, необходимо сказать несколько слов и о непосредственных командирах преторианских когорт - префектах претория. Они играли важную роль в управлении империей. Иногда число префектов доходило до трех (SHA, VII, 6, 12-13; IX, 7, 5), причем часто один из префектов был военным, а другой юристом (Dig., 50, 1, 35; SHA, IV, 10-11). Должность префекта претория включала в себя функции министра безопасности, внутренних и военных дел. Именно поэтому уже в правление Тиберия было два префекта претория: Сей Страбон и его сын Сеян. Я не буду касаться здесь всей деятельности и функций префекта претория, но отмечу, что в истории преторианских когорт эта должность занимает особое место. Префект претория был близок к императору или назначался в силу какой-либо политической ситуации и стоял обособленно от всей массы преторианцев. Поэтому во время кризисов преторианцы не всегда подчинялись своим префектам или смотрели сквозь пальцы на частую смену последних при одном императоре (SHA, VII, 6, 6-8). В истории должности префекта претория можно заметить тенденцию борьбы влиятельных вольноотпущенников за пост префекта претория, как за высшую административную должность (Tac. Ann., XI, 35; XIII, 20; Herodian., I, 12, 3-8; 13, 1; 4; 6; SHA, VII, 6, 12-13). Постепенно префект претория превращается в первого министра. А со времени Константина эта должность полностью теряет прежнее военное значение и становится чисто административной. И уже с исчезновением преторианских когорт она приобретает совершенно другую направленность, никак не связанную напрямую с гвардейскими военными формированиями.ЗаключениеРассмотрев основные функции преторианских когорт, их деятельность и существование, можно сделать обобщающее заключение. Август, имея перед собою старую республиканскую структуру, как и в случае, например, с его полномочиями, создал принципиально новое военное подразделение, придав ему новую структуру и организацию, а также полицейские функции, сохранив обязанности телохранителей. Август, скорее всего, не подозревал, что преторианцы, а за ними и легионы не только активно включатся в политическую и сословную борьбу, но, и станут неотъемлемой составляющей административно-бюрократического аппарата империи (как в центре, так и в провинциях). Это произошло по мере формирования бюрократического аппарата на всей территории Римской империи. Таким образом, можно сказать, что функционирование и эволюция преторианских когорт и легионов при внешнем отличии имеют сходные черты. Нельзя рассматривать преторианские когорты отдельно от остальной армии, так как они являлись отражением процессов, происходивших в провинциальных войсках. Изменение функций преторианских войск сопутствовало или предшествовало дополнению, например, административных и полицейских функций к военным обязанностям легионов. Преторианские когорты за время своего существования прошли путь от "гвардейских" частей до сложной военно-бюрократической системы.Также в заключении хотелось бы сказать, что в рассмотрении вопросов, поднятых в этой статье, не поставлена точка, и эти вопросы требуют внимательного и пристального изучения. 
Примечания:
*1 Durry M. Les cohortes pretoriennes. Paris, 1938; Contra A., Passerini A. Le coorti pretorienni. Roma, 1939; Speidel M.P. Guards of the Roman Armies. Bonn, 1978.
*2 Ушаков Ю.А. Роль преторианской гвардии во внутриполитической жизни Римской империи при первых императорах// Античная гражданская община (МЗГПИ). М., 1984. С. 115-131; он же. Преторианская гвардия в период гражданской войны 68-69 гг. н.э.// Античная гражданская община (МЗГПИ). М., 1986. С. 80-91; его же диссертация: Преторианская гвардия в политической жизни Римской империи в I в. н.э. М., 1992.
*3 Вопрос численности преторианских когорт остается открытым. Никто из античных авторов на нее не указывает, и только Тацит упоминает о том, что Вителлий сформировал 16 когорт преторианцев и 4 когорты городской стражи, по 1000 человек каждая (Tac. Hist., II,92). Дион Кассий говорит о 10 000 воинов в 10 отрядах во времена Августа и позже (Dio Cass., LV,23-25). М.Е. Сергеенко (Жизнь в древнем Риме. СПб., 2000. С. 39) указывает, что на основании надписей установлено: "в когорте преторианцев было не 10 центурий, как в легионе, а 6". Вопросу о численности преторианских когорт во времена Августа и изменении их численности после Августа подробно рассмотрен в работе: Durry M. Les cohortes pretorianes. P. 83-84, 86, 130 и др.
*4 Машкин Н.А. Принципат Августа. М. 1949. С. 508.
*5 Крист К. История времен римских императоров от Августа до Константина/ Пер. с нем. Т. I. 
Ростов-на-Дону, 1997. С. 543; Ушаков Ю.А. Преторианская гвардия в политической жизни Римской Империи... С. 7-10.
*6 История Древнего Рима / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1994. С. 210.
*7 Там же. С. 212.
*8 Breffort D. Les legions de l`empire romain // Tradition. 1987. № 3. P. 35.
*9 Джонс А.Х.М. Гибель античного мира/ Пер. с англ. Т.В. Горяйновой. Ростов-на-Дону, 1997. С. 305.
*10 Кулаковский Ю.А. Армия в римской империи // Киевские университетские известия.1884.№8. С.120.
*11 Там же. С. 125.
*12 Там же. С. 126.
*13 Speidel M.P. Riding for Caesar. The Roman Emperor's Horse Quard. Cambridge, 1994. P. 12-13
*14 Ibid. P. 12-13.
*15 Ibid. P. 29.
*16 Ibid. P. 31.
*17 См. комментарии М.Ф. Высокого к "Истории" Геродиана, I,13,1. См.: Геродиан. История императорской власти после Марка/ пер. А.И. Доватура, Н.М. Ботвинника и др., под. ред. А.И. Доватура. 
М., 1996. С. 186
*18 Speidel M. Riding for Caesar... P. 36.
*19 Ibid. P. 43; Barker P. Armies and Enemies of Imperial Rome. Sine situ, 1981. P. 12.
*20 Цит. по: Гай Светоний Транквилл. О жизни цезарей. О знаменитых людях (фрагменты)/ Пер. с лат., предисловие и примечание М.Л. Гаспарова. СПб., 1998. С. 68.
*21 Сергеенко М.Е. Жизнь в древнем Риме. С. 36 и прим. 31.
*22 Durry M. Les cohortes pretoriennes. P. 12,44.
*23 Maxfield V. A. The Military Decorations of the Roman Army. Berkeley; Los Angeles, 1981. P. 37.
*24 Цит. по: Корнелий Тацит. Сочинения/ Пер. А.С.Бобович, Я.М.Боровский, М.Е.Сергеенко. Т.I. Л.,1969.
*25 Durry M. Les cohortes pretoriennes. P. 59.
*26 Крист К. История времен римских императоров. Т. I. С. 150.
*27 Speidel M. P. Riding for Caesar... P. 111.
*28 Хотя Т. Моммзен считал, что это был простой солдат: Mommsen T. Gesammelete Schriften// Epigraphische und Numismatiche Schriften VII. Berlin, 1913. S. 451. См. также: Durry M. Les cohortes pretorianes... P. 121; Maxfield V. A. The Military Decorations... P., 211.
*29 Колосовская Ю.А. Рим и мир племен на Дунае I-IV вв. н.э. М., 2000. С. 75-76.
*30 Durry M. Les cohortes pretoriennes. Pl. V.
*31 Крист К. История времен римских императоров... Т. I. С. 544
*32 Ушаков Ю.А. Преторианская гвардия в политической жизни Римской Империи... С. 10.
*33 Абрамзон М.Г. Монеты, как средство пропаганды официальной политики римской Империи. М., 1995. С. 151.
*34 Махлаюк А.В. Некоторые ментальные аспекты корпоративности Римской армии (I-III вв.н.э.).М.,1994.С.11.
*35 Смышляев А.Л. Септимий Север и principales// Вестник Московского Университета. Серия 9.1976.№6.С.82.
*36 Т
Категория: Армия | Добавил: P_Caesennius_Longinus (12.10.2010) | Автор: Публий W
Просмотров: 868 | Комментарии: 1 | Теги: войны, Рим, армия, Императоры, Римская Империя, Гвардия, Преторианцы | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Очень интересно, спасибо! Centurio

Имя *:
Email *:
Код *: