Легенды и сказания древнего Рима - Про Римлян - Древнеримский раздел - Библиотека - Римская Республика SPQR
Приветствую Вас Перегрин!
Пятница, 02.12.2016, 20.59.32
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню Сайта

Категории

Справочник [3]
Всевозможные справочники по Древнемму Риму.
Список сражений [0]
Полный список сражений Римской армии.
Характеристика Рима [2]
Подробная характеристика Римской Империи.
Латынь [0]
Язык римлян-латынь.
Легионы [6]
Полный перечень всех римских легионов, их быт и устройство.
Жизнь Рима [16]
Жизнь Рима, как города, в целом.
Про Римлян [13]
Все факты о жизни римлян.
Римские Боги [1]
Всё о римских Богах и религии римлян.

Новые Статьи

Опрос

Что вам больше всего интересно на сайте?
Всего ответов: 69

Музыка

Вход на Сайт

Логин:
Пароль:

Время

Погода

Яндекс.Погода

Новое на Форуме

Галерея

Поиск

Статистика

На сайте сейчас: 3
Гостей: 1
Участников: 2
Donaldreoca, jonsykton

Библиотека

Главная » Статьи » Древнеримский раздел » Про Римлян

Легенды и сказания древнего Рима
* СЕМЬ ЦАРЕЙ ДРЕВНЕГО РИМА *

Ромул и Тит Таций

Палатинский холм, на котором Ромул основал свой город, имел
четырехугольную форму. Соответственно были построены и древние стены,
сложенные из каменных глыб, вырубленных на склонах самого холма. Поэтому и
сам город назвали "квадратным Римом".
Воцарившись в Риме, Ромул, следуя обычаям, принятым у вождей соседних
племен, в особенности богатых этрусских царей, решил окружить свой трон не
меньшей пышностью и великолепием. У него была свита особых телохранителей,
которые назывались ликторами. Каждый ликтор носил. связку прутьев с
воткнутой в середину секирой. По приказанию царя ликторы бросались на
виновного, секли его прутьями, а за особо тяжкое преступление тут же
отсекали голову. Царь появлялся перед народом в пурпурном плаще, с жезлом
в руках, окруженный ликторами и приближенными.
Ромул был дальновидным и разумным правителем. Желая укрепить мощь
основанного им города, он разделил всех жителей, которые могли носить
оружие, на отряды, состоявшие по 3000 пехотинцев и 300 всадников. Каждый
такой отряд назывался легионом. Из ста наиболее авторитетных граждан Ромул
составил совет старейшин, который был назван сенатом, а члены сената -
патрициями в отличие от простого народа, стекавшегося в новый город из
самых различных мест и зачастую совершенно неимущего. Для того, чтобы
укрепить связи с соседними племенами, Ромул направлял к ним посольства с
предложениями заключить брачные союзы женщин из этих племен с его
подданными. Однако соседи, считая римлян неимущими беглецами, отказывались
выдавать своих девушек за этот "подозрительный сброд". Но хитроумный Ромул
решил поставить на своем и залучить к себе женщин под предлогом
празднества, на которое были созваны жители соседних городов и поселений.
Ромул велел распустить слух о том, что на его земле найден зарытый алтарь
бога Посейдона. Были принесены щедрые жертвы и устроены игры и конные
состязания. Самую многочисленную часть гостей составили сабиняне, которые
привели на праздник своих жен и дочерей. Сам Ромул, сидевший в пурпурном
плаще, дожжен был подать условный знак воинам, поднявшись на месте,
свернув плащ и снова накинув его на плечи. Множество римлян не спускали
глаз с царя и по его сигналу с криком бросились на сабинянок, увлекая их
за собой. Никто не преследовал обратившихся в бегство сабинян. И хотя
сабиняне пытались договориться о возвращении им похищенных дочерей, Ромул
отказался это сделать. Он предложил сабинянам переселиться к нему в Рим.
Тогда негодующие сабиняне стали готовиться к походу на город.
Они двинулись под предводительством Тита Тация. Но путь им преградили
укрепления на Капитолийском холме, где размещался караул, выставленный
римлянами. Сабинянам удалось взять его лишь путем подкупа дочери
начальника караула - Тарпеи. У сабинян был обычай носить на левой руке
тяжелые золотые запястья. Тарпея; прельстившись драгоценными украшениями,
согласилась открыть ночью ворота, потребовав взамен у Тация то, что его
воины носят на левой руке. Таций согласился, но, презирая предательство,
велел своим воинам последовать его примеру - он бросил в Тарпею не только
золотой браслет, но и тяжелый щит, надетый на его левую руку. Таким
образом предательницу засыпали золотыми украшениями и задавили тяжелыми
щитами. Тарпея была погребена на одной из скал Капитолийского холма,
которая получила название Тарпейской и стала потом местом казни - с нее
сбрасывали приговоренных к смерти преступников.
После того как сабиняне овладели укреплением, Ромул вне себя от ярости
стал вызывать Тита Тация на бой. Закипела ожесточенная битва, схватка
непрерывно следовала за схваткой. Ромул был ранен камнем в голову и едва
не рухнул на землю, не находя в себе сил продолжать сражение. Римляне
дрогнули и бросились бежать к Палатинскому холму. Напрасно Ромул, собрав
последние силы, бросился наперерез бегущим воинам, пытаясь обратить их
лицом к врагу. В отчаянии он простер руки к небу и громовым голосом стал
взывать к Юпитеру, моля его вернуть римлянам мужество и спасти Рим от
гибели. Юпитер вселил стыд перед царем и отвагу в сердца отступающих
воинов. Они остановились, сомкнули ряды и вновь отбросили сабинян

  • . В
    это время произошло нечто неожиданное как для римлян, так и для их врагов.
    Словно вдохновленные божеством, с мольбами, слезами, воплями, прижимая к
    груди младенцев, скользя в крови поверженных воинов, с холмов ринулись
    сабинянки, похищенные римлянами. Они бросились между сражающимися, умоляя
    их, отцов своих детей, пощадить малолетних младенцев, которые неизбежно
    осиротеют, если битва, столь жестокая, будет продолжаться. Одна из
    сабинянок, Герсилия, была особенно красноречива в своих мольбах и упреках.
    Остальные женщины, взволнованные, плачущие, прекрасные в своем негодовании
    и отчаянии, смело преграждали путь сражающимся, и им удалось остановить
    кровопролитие. Римляне и сабиняне заключили мир. Было принято решение о
    совместном правлении, войсками стали командовать Ромул и Тит Таций.
    Сабиняне переселились в Рим. Таким образом удвоилось число жителей города,
    патрициев и воинов в легионах. Женщины стали пользоваться особым уважением
    - им уступали дорогу, никто не смел в их присутствии говорить
    непристойности, привлекать их к суду по обвинению в убийстве. Дети их
    имели право носить на шее украшение-буллу. В честь женщин, столь
    героически положивших конец войне, был устроен особый праздник -
    матроналии.
    [* В память этого события Ромул построил храм Юпитера-Статора
    (Останавливающего) на том самом месте, где римские воины, остановившись,
    отбросили сабинян.]
    Оба царя, и Ромул и Тит Таций, почитали друг друга и правили в полном
    согласии. За время их совместного правления Рим значительно разросся,
    одержав большое количество славных побед над соседними племенами. Ромул,
    проявивший себя как выдающийся военачальник, занятые им города не
    разрушал, а превращал их в римские поселения, отправляя туда на жительство
    своих подданных. После смерти Тита Тация Ромул стал управлять Римом
    единолично. Однако всевозраставшее могущество Ромула сделало его гордыню
    непереносимой не только для народа, но и для сенаторов, с мнением которых
    Ромул перестал считаться. Когда в Альба-Лонге скончался его дед, царь
    Нумитор, Ромул, который должен был ему наследовать, предоставил ее жителям
    право самим распоряжаться своими делами и лишь ежегодно назначал им
    наместника. Тогда сенаторам Рима пришла в голову мысль, что они и сами
    могут обойтись без единовластия царя. Кроме того, Ромул оскорбил их своим
    самоуправством, поделив между воинами земли, захваченные в войне с
    этрусками, не только не посоветовавшись с сенаторами, но и вообще без их
    ведома. Это вызвало такое возмущение в сенате, что, когда Ромул внезапно и
    таинственно исчез, народ стал волноваться и обвинять сенаторов в убийстве
    царя. Поскольку исчезновение Ромула произошло во время бури, налетевшей
    внезапно, сопровождавшейся затмением солнца, глубокой тьмой и грозовыми
    раскатами, то один из сенаторов, ближайший друг Ромула, явившись на форум,
    перед всем народом и клятвенно заявил, что он на дороге встретил Ромула,
    прекрасного, в блистающем вооружении, который объявил ему, что по воле
    бессмертных богов, долго прожив на земле и основав великий город, он,
    Ромул, вновь вернулся на небеса и будет теперь милостивым к римлянам
    божеством Квирином, под покровительством которого Рим достигнет небывалого
    могущества
  • .
    [* С именем Ромула легенды связывали многие достопримечательности
    Палатинского холма. На одном из его склонов находился грот, осененный
    смоковницей, где укрывалась волчица, вскормившая своим молоком младенцев
    Ромула и Рема. Там же росло кизиловое дерево, чудесным образом пустившее
    корни из древка копья, брошенного могучей рукой Ромула с Авентинского
    холма на Палатин. На самой вершине Палатина стояла хижина Ромула - одна из
    самых значительных для римлян реликвий.]

    Нума Помпилий и нимфа Эгерия

    [Изложено по "Римской истории" Тита Ливия и "Сравнительным
    жизнеописаниям" Плутарха.]
    Нума Помпилий, сабинянин, славившийся своими высокими нравственными
    достоинствами, был избран вторым царем Рима всем народом. Однако его
    согласие стать царем послы, прибывшие из Рима в город Куры, где жил Нума,
    получили далеко не сразу. Нума, потеряв горячо любимую жену, дочь царя
    Тация, которая не поехала в Рим за отцом, а осталась жить в родном городе
    и нашла счастье в браке с Нумой, в свою очередь, покинул город и предпочел
    одинокую созерцательную жизнь под сенью священных рощ, на берегах
    прозрачного ручья. Нимфа этого источника, которую звали Эгерией, полюбила
    одинокого и прекрасного человека, искавшего покоя и мудрости в общении с
    природой. Ее близость с Нумой сделала будущего римского царя еще более
    мудрым и человечным.
    Нуме шел уже сороковой год, когда прибывшие из Рима послы предложили
    ему римский трон. В присутствии своего отца и родственников он отказался,
    говоря, что не пристало ему, человеку, ставящему мир и справедливость
    превыше всего, взять власть в государстве, которое живет войнами и
    раздорами и нуждается скорее в царе-полководце, нежели в наставнике,
    учащем ненавидеть насилие и войны. Послы стали просить Нуму не ввергать
    народ в новые несчастья междоусобных раздоров; к их мольбам присоединились
    и его родственники, убеждавшие, что народ, пресыщенный победами и
    триумфами, сам утомлен бесконечными кровопролитиями и ищет путей к миру и
    спокойной жизни под руководством кроткого и разумного царя. И что,
    возможно, сами боги направили этих людей к Нуме для того, чтобы он обратил
    силы римлян не на истребление и завоевание себе подобных, а на создание
    процветающего государства, связав крепкими узами доброжелательства и
    дружбы сабинян с римлянами и другими соседями.
    После долгих колебаний Нума внял настояниям сограждан и благоприятным
    знамениям, посланным богами, и согласился отправиться в Рим. Навстречу ему
    вышел весь народ и сенаторы, чтобы приветствовать избранного всеми царя.
    Но когда Нуме были поднесены знаки царского достоинства, он попросил
    подождать проявления благосклонности богов. Вместе с жрецами и
    прорицателями Нума поднялся на Капитолийский холм. Там главный из
    прорицателей, закрыв Нуме лицо покрывалом и обратив его к югу, стал за
    спиной царя, возложив ему руку на голову. Вознеся молитву богам,
    прорицатель принялся сосредоточенно наблюдать, не появится ли в небе
    какое-либо знамение, которое можно истолковать как волеизъявление богов.
    Тысячная толпа народа стояла внизу, затаив дыхание и ожидая, запрокинув
    головы, божественного знамения. Лишь когда вещие птицы появились в небе с
    правой стороны, стало ясно, что боги посылают благоприятный знак. Тогда
    Нума был облечен в царские одежды и спустился с холма к народу,
    приветствовавшему его как "благочестивейшего из смертных" и "любимца
    богов".
    Первым действием Нумы Помпилия после принятия им власти был роспуск
    отряда трехсот телохранителей, состоявшего при Ромуле. Нума заявил, что он
    считает для себя невозможным не доверять народу, который оказал ему
    доверие. К двум уже бывшим у римлян жрецам богов Юпитера и Марса он
    присоединил еще одного - Квирина. Таким образом, он возвысил дух римлян,
    официально признав их царя Ромула божеством, с одной стороны, а с другой -
    пытался смягчить воинственный и буйный нрав этого разношерстного
    населения, стекавшегося в Рим, устремляя его силы на более мирные занятия
    - благоустройство города, обработку земли, развитие ремесла. Нума
    устраивал празднества в честь богов с пышными жертвоприношениями и
    состязаниями, плясками и хороводами. Иногда же он усмирял строптивый дух
    римлян, угрожая им карами богов, грозными пророчествами и видениями,
    наводя на своих подданных суеверный ужас. Словом, царь обращался с ними
    как любящий, но строгий отец, стараясь привить жителям любовь к порядку и
    справедливости, воздействуя на них личным примером. Боги явно высказывали
    свое благосклонное отношение к мудрому царю. Когда к Риму подошла страшная
    моровая язва, терзавшая все италийские племена, то неожиданно с небес
    прямо в руки царя упал медный щит. Нума сообщил народу, что, по словам
    нимфы Эгерии и муз, щит послан во спасение городу. Но чтобы сберечь его,
    следует сделать одиннадцать подобных щитов, чтобы ни один злоумышленник не
    смог узнать щит, низринутый с небес самим Юпитером. И, действительно, один
    из самых искусных художников того времени добился такого сходства, что сам
    царь не сумел определить, какой щит послужил образцом для остальных.
    Хранителями и стражами этих щитов Нума сделал жрецов - салиев. Луг, на
    который упал щит, надлежало посвятить музам, а источник, орошающий эти
    места, объявить священным. Отсюда жрицы богини Весты ежедневно должны
    будут черпать священную воду для очищения и окропления храма богини, в
    котором горел неугасимый огонь. По повелению Нумы был воздвигнут круглый
    храм Весты, храмы Верности и бога границ - Термина. Царь стремился внушить
    своим необузданным подданным, что клятва Верностью - самая величайшая.
    Построив храм бога рубежей Термина, Нума убедил своих сограждан, что бог
    рубежей одновременно является стражем мира и блюстителем справедливости.
    Если соблюдать границу - это будет сдерживать силы, а нарушить ее - уличит
    в стремлении к насилию. Ромул не хотел определять границы, ибо это
    показывало, какое количество земли он отнял у своих соседей насильственным
    путем. Нума же прекрасно понимал, что ничто так не обращает человека к
    миру, как труд на земле. Он сохраняет воинскую доблесть как средство
    защиты своих владений, но одновременно искореняет кичливую воинственность,
    вызванную самой низменной корыстью.
    За все долгое время правления Нумы Помпилия не возникало ни мятежей, ни
    выступлений злоумышленников, ни войн. Ворота храма бога Януса, стоявшие
    открытыми в период войны, при Нуме были закрыты в течение сорока трех лет.
    Подданные мудрого царя считали, что боги ему покровительствуют и что
    всякий злой умысел бессилен перед их защитой. Люди рассказывали о многих
    чудесных явлениях, происходивших с Нумой. Так, однажды, собрав народ на
    пир, он принял всех за скромно убранными столами, уставленными простой,
    непритязательной пищей. Когда трапеза уже началась, царь объявил, что пир
    удостоила своим посещением его возлюбленная - богиня, и тут же на столах
    появилась богатая утварь и роскошные яства. Известно также, что Нуме
    удалось смягчить гнев Юпитера и находчивостью и смелостью в обращении с
    высшим божеством склонить его к милосердию при установлении страшного
    обряда очищения, который следовало совершать после удара молнии

  • . Когда
    на Авентинском холме Нума хитростью изловил двух лесных богов - Фавна и
    Пика, которые владели даром колдовских заклинаний и тайнами волшебных
    снадобий, то разгневанный Юпитер, сойдя на землю, грозно возвестил, что
    очищение следует производить головами. "Луковичными?" - быстро спросил
    Нума, наученный мудрой Эгерией. - " Нет, человеческими..." - продолжал
    Юпитер. Нума, желая предотвратить ужасающее по жестокости повеление бога,
    быстро договорил: "Волосами?" - "Нет, живыми..." - прогремел Юпитер. -
    "Рыбешками?" - вновь подхватил Нума, не давая Юпитеру закончить свои
    слова" каким-либо ужасным предписанием. Грозного бога умиротворила
    находчивость и кроткая настойчивость царя. Юпитер, смилостивившись,
    удалился, а обряд очищения так и стали производить с помощью головок лука,
    человеческих волос и мелких рыбешек.
    [* Удар молнии считался знамением гнева или волеизъявлением громовержца
    Юпитера.]
    Так, почитаемый и уважаемый не только теми, кем он управлял, но и
    многими соседними народами, Нума дожил до восьмидесяти лет. На его
    торжественное погребение собрались все, кто чтил престарелого царя,
    принесшего мир и благоденствие на истерзанную беспрерывными войнами
    италийскую землю.


    Тулл Гостилий

    [Изложено по "Римской истории" Тита Ливия.]
    После смерти Нумы Помпилия народ избрал царем Тулла, внука одного из
    прославленных соратников Ромула - Гостилия, погибшего в знаменитой битве
    римлян с сабинянами. Тулл Гостилий был молод и храбр. Его воодушевляли
    бранные подвиги, свершенные дедом. Молодой царь считал, что государство,
    ведущее мирную жизнь, ослабевает и утрачивает военную мощь. И Тулл
    Гостилий повсюду искал предлогов для того, чтобы начать военные действия
    против соседних племен. Так, он объявил войну жителям города Альба-Лонга,
    обвиняя их в угоне скота у римских поселян (хотя римляне сами также
    угоняли стада с альбанских полей). Царь отправил послов к правителю
    Альба-Лонги Гаю Клуилию с требованием возместить нанесенный ущерб.
    Поскольку альбанцы отказались выполнить это требование, римляне объявили,
    что через 30 дней начнут военные действия. Однако альбанцы первые с
    огромным войском вступили в римские земли и расположились лагерем.
    Неожиданно вождь альбанцев умер, и они избрали предводителем Меттия. Узнав
    о смерти альбанского вождя, Тулл Гостилий, обойдя вражеский лагерь,
    вторгся в альбанскую область, заявив во всеуслышание, что всемогущие боги,
    покарав вождя альбанцев, накажут и весь народ за нечестивую войну с
    римлянами. Меттий двинулся за римским войском, и когда обе армии
    выстроились в боевом порядке лицом к лицу, Меттий обратился к Туллу
    Гостилию с просьбой - прежде чем вступать в битву, обсудить его
    предложение. И когда оба вождя, окруженные ближайшими советниками, сошлись
    в середине бранного поля, Меттий сказал: "Битва должна быть тяжелой и
    кровопролитной. Когда она кончится, то все будут истощены - и победители,
    и побежденные. И тогда этруски, народ сильный и на суше, и на море,
    нападут и поработят всех нас. Не лучше ли нам решить спор о том, кому над
    кем господствовать, без большого кровопролития и страшных бедствий?". И
    хотя Тулл Гостилий по своему характеру был склонен к военным действиям, он
    не мог не оценить разумности сказанного вождем альбанцев. Случилось так,
    что и в войске римлян и в войске альбанцев находилось по три брата,
    которые к тому же еще были близнецами. Римские близнецы были из семьи
    Горациев, альбанские - из дома Куриациев. Вожди подозвали юношей к себе и
    спросили, согласны ли они сразиться за свободу и честь своих родных
    городов. Кто одержит победу, тот и принесёт родине славу и господство над
    городом противника. Когда римские и альбанские юноши выразили свою
    готовность, было условлено между предводителями, что тот народ, воины
    которого выйдут победителями в этом сражении, будет повелевать другим
    народом с его полного согласия. Обеими сторонами была принесена в этом
    торжественная клятва, скрепленная обращением к Юпитеру с мольбой покарать
    ударом молнии того, кто осмелится ее нарушить. Сопровождаемые одобряющими
    возгласами своих товарищей по оружию, напутствиями вождей, напоминавших
    юношам о том, что на их военную доблесть взирают отчие боги, родители и
    сограждане, шестеро молодых воинов стали друг против друга посередине
    между армиями римлян и альбанцев. Трое Горациев против троих Куриациев,
    охваченные жаждой победить во что бы то ни стало в этой беспощадной битве,
    исход которой решал участь их родного города и народа. Мужественные и
    прекрасные в своей готовности пожертвовать жизнью, чтобы сохранить военную
    мощь своих сограждан, стояли юноши, словно два первых строя враждебных
    войск, ожидая условного знака, чтобы кинуться в бой. Лишь только сверкнули
    обнаженные мечи и началось сражение, всех зрителей охватил трепет. - так
    свирепо и искусно бились юные воины. А ведь смотрели на эту битву опытные
    и бывалые бойцы и военачальники. И у каждого из них захватывало дыхание и
    прерывался от волнения голос. Воины обеих армий невольно сжимали рукоятки
    мечей и древки копий, но никто не смел ни прийти на помощь, ни двинуться с
    места. Уже стала ослабевать сила ударов, наносимых друг другу
    сражающимися, уже заструилась кровь по их телам. Все три Куриация получили
    раны, но, к ужасу римлян, двое из Горациев один за другим пали мертвыми.
    Из трех братьев Горациев остался один против трех Куриациев. Альбанские
    воины испустили радостный клич, считая, что победа у них в руках. Однако
    все братья Куриации были ранены, а последнему Горацию удалось остаться
    невредимым. Понимая, что троих противников сразу ему не одолеть, он решил
    сразиться с ними поочередно. Для этого последний из Горациев обратился в
    притворное бегство. Куриации бросились вслед за ним, но догнал Горация
    первым тот, кто получил наиболее легкую рану. Обернувшись, Гораций напал
    на подбежавшего к нему противника и сильным ударом меча сразил его
    насмерть. Затем, как вихрь, Гораций налетел на второго Куриация и, не
    дожидаясь, пока подоспеет третий на помощь брату, нанес ему смертельную
    рану. Одушевленный этой двойной победой Гораций бросился навстречу
    третьему Куриацию. Но тот, потрясенный столь молниеносной смертью двух
    братьев, обессиленный ранами и погоней за врагом, уже не мог дать
    достойный отпор Горацию. Его меч скользнул по щиту врага, Гораций же,
    опьяненный кровью, охваченный жаждой убийства, рассек ему голову мечом и
    воскликнул: "Двух братьев я предал подземным богам! Третьего же я приношу
    в жертву, чтобы римляне повелевали альбанцами!" Ликующие римляне окружили
    покрытого вражеской кровью юного героя, который в качестве трофея взял
    доспехи последнего сраженного им Куриация. Похоронив убитых на тех местах,
    где они пали, войска разошлись по домам. Впереди римского войска шел
    Гораций, неся доспехи трех поверженных Куриациев. На его плечах развевался
    роскошный плащ, снятый с последнего врага. У ворот города героя ожидала
    толпа, приветствовавшая мужественного воина, спасшего Рим от господства
    альбанцев. Но сестра Горация, Камилла, узнав на плечах брата плащ своего
    жениха Куриация, вытканный ею самой, разразилась душераздирающими
    рыданиями. Распустив в знак отчаяния волосы, она стала призывать погибшего
    жениха, оплакивая его цветущую юность, сраженную безжалостной рукой ее
    брата. Гораций, все еще не остывший от ярости сражения, возмущенный этими
    скорбными воплями среди всеобщего ликования, в негодовании выхватил меч,
    еще не просохший от крови Куриациев, и вонзил в грудь своей сестры. При
    виде такой жестокости по отношению к несчастной девушке народ ужаснулся.
    Гораций же воскликнул: "Иди за своим женихом, ты, забывшая о павших
    братьях и отечестве. Так погибнет всякая римлянка, которая станет
    оплакивать врага!" Хотя только что совершенный подвиг и смягчал вину
    Горация, но тем не менее его схватили и привели к царю, чтобы предать
    суду. Тулл Гостилий предоставил народу решение о казни или помиловании
    Горация. Перед народом выступил отец трех братьев Горациев, который
    заявил, что, по его мнению, дочь заслужила свою смерть. И если бы он счел
    поступок сына неправым, то сам и наказал бы виновного. И затем, обняв сына
    за плечи, Гораций-отец стал просить народ не лишать его последнего из
    оставшихся детей. Ведь его сын теми руками, которые должен связать ликтор,
    чтобы предать позорной казни

  • , только что завоевал свободу Риму. Ведь
    двое братьев Горация только что отдали свою жизнь за родной город. Народ
    был тронут слезами и просьбами отца и спокойствием доблестного юноши.
    Младший Гораций был оправдан и искупил убийство, принеся очистительные
    жертвы. Сестра Горация была погребена там, где ее настиг беспощадный меч
    родного брата.
    [* По римским законам человек, совершивший убийство, как Гораций,
    присвоил себе право государства судить виновного и сам стал
    государственным преступником. Его должны были с закрытой головой повесить
    на дереве, посвященном подземным богам, и бить палками ликторы.]
    Однако мир с альбанцами продолжался недолго. Альбанцы роптали на то,
    что судьба целого народа была поставлена в зависимость от смелости и
    удачливости трех молодых воинов, чья гибель привела к господству римлян
    над Альба-Лонгой, и осуждали своего вождя Меттия. Тулл Гостилий, зная об
    этом, целым рядом хитрых уловок сумел убедить и римлян, и альбанцев, что
    Меттий нарушил договор между двумя народами, скрепленный священной
    клятвой. Он публично объявил Меттия предателем, мешающим единству римлян и
    альбанцев. Несчастный Меттий был привязан к двум колесницам, направленным
    в разные стороны, и растерзан на части. Это была первая и последняя
    публичная казнь подобного рода в ранней истории римлян.
    Устрашив этой казнью альбанцев, Тулл Гостилий заявил, что все жители
    Альба-Лонги будут переселены в Рим, чтобы с этого времени был один город и
    одно государство в Лации. Римские воины, всадники и пехотинцы, были
    направлены в Альба-Лонгу, чтобы изгнать из города жителей, а затем
    разрушить сам город. Население Альба-Лонги в глубокой растерянности и
    смятении покидало навсегда родные стены. Женщины с плачущими детьми
    бродили по своим жилищам, не зная, что взять с собой из самых дорогих им
    вещей. Некоторые стояли неподвижно, глядя, как непрерывная вереница людей,
    покидающих обреченный на разрушение город, бредет по пыльной дороге с
    тихими вздохами и плачем. И лишь когда послышался треск разрушаемых
    римскими воинами зданий, последние из несчастных обитателей обреченного
    города покинули его, окутанные клубами пыли, поднявшейся от падающих стен
    и крыш. Римляне сравняли с землей все общественные и частные постройки
    Альба-Лонги, города, сооружавшегося и украшавшегося на протяжении четырех
    столетий. Только храмы богов побоялся разрушить грозный царь.
    С переселением альбанского народа в Рим мощь государства усилилась.
    Увеличилось войско, поскольку Тулл Гостилий набрал из альбанцев 300
    всадников в конницу и пополнил число легионов. Однако боги стали являть
    свое недовольство целым рядом грозных знамений - на альбанской горе шел
    дождь из камней. Из рощи, лежавшей на вершине горы, раздавался страшный
    голос, повелевавший альбанцам совершать священнодействия по обычаям их
    отцов. Боги наслали на Лаций моровую язву, страшную болезнь, которой не
    избежал и Тулл Гостилий. И вот, ослабев телом и душой, он решил
    умилостивить богов, прогневавшихся на Рим и его царя. Воинственный дух
    Тулла Гостилия был сломлен охватившими его суевериями. Он понял, что,
    казнив Меттия, прогневил Юпитера, который сам должен был покарать
    клятвопреступника. Поэтому царь, вычитав в записях, оставшихся после Нумы
    Помпилия о существовании каких-то таинственных священнодействий в честь
    Юпитера, отправился совершать жертвоприношения. Но поскольку все было
    начато и проводилось Туллом Гостилием не так, как следовало
  • , то Юпитер,
    нисколько не умилостивленный, а разгневанный извращением установленного
    обряда, метнул молнию в дом царя и испепелил его. Так погиб Тулл Гостилий,
    процарствовавший над римлянами 32 года.
    [* Религия римлян предписывала приносящим жертву строжайшее соблюдение
    всех правил обряда. Малейшее отклонение от выработанной жрецами формулы
    могло навлечь на молящегося гнев божества вместо милости.]

    Анк Марций

    [Изложено по "Римской истории" Тита Ливия.]
    Согласно установленному обычаю, народом был избран на царство внук царя
    Нумы Помпилия, Анк Марций. По своему характеру Анк Марций был скорее
    миролюбив, как его дед, но он понимал, что в случае нападений соседей
    будет вынужден дать им должный отпор. Иначе, испытывая меру его терпения и
    убедившись в своей безнаказанности, враги Рима станут презирать то, перед
    чем недавно смирялись. Страшная смерть Тулла Гостилия показала, что не
    следует пренебрегать всеми правилами богослужений и принесения жертв.
    Поэтому Анк Марций распорядился, чтобы понтифик

  • выписал на специальной
    доске уставы Нумы Помпилия для свершения священнодействий, выставив ее в
    общественном месте. Забота нового римского царя о богослужениях и
    жертвоприношениях вселила в сердца латинян (с которыми Туллом Гостилием
    был заключен мирный договор) уверенность, что можно безнаказанно разорять
    римские поля и угонять скот, поскольку царь собирается проводить свою
    жизнь среди храмов и жертвенников. Однако Анк Марций двинулся с войском на
    земли латинян, и после многих кровопролитных сражений ему удалось взять их
    укрепленные города, разрушить их, как некогда была разрушена Альба-Лонга,
    и переселить всех жителей в Рим. Анк Марций вернулся с огромной добычей,
    захваченной у врага. По приказанию царя через реку Тибр был построен
    первый мост на сваях, чтобы соединить вновь укрепленный Яникульский холм с
    городом. Для устрашения преступников, которых много развелось в столь
    населенном городе, как Рим, была сооружена тюрьма, высеченная в
    Капитолийском холме со сводами в два этажа. В ее нижней части совершалась
    смертная казнь[**]. С расширением границ после удачных войн Римское
    государство достигло моря. Анк Марций основал в устье Тибра город Остию -
    морской порт Рима. Остерегаясь гнева богов, особенно раздражительного и
    быстрого на расправу Юпитера, Анк Марций в знак благодарности за блестящие
    военные успехи римлян велел расширить и украсить храм Юпитера
    Феретрия[***]. Следуя в своей деятельности примеру славного деда, Анк
    Марций, подобно Нуме Помпилию, устроителю мирных церемоний и обрядов, ввел
    специальную воинскую церемонию - порядок объявления войны, целый ритуал,
    которому с этого времени римляне неуклонно стали следовать. По этому
    ритуалу, специальный посол, обвязав голову шерстяной лентой, должен был
    приблизиться к границе народа, которому предъявлялись претензии римлян, и
    произнести следующую формулу: "Услышь, Юпитер, услышь, народ (здесь
    называлось имя племени), услышь, священное право! Я, вестник, явившийся от
    лица всего римского народа. Согласно с божественными и человеческими
    законами, я являюсь послом, и да будут выслушаны мои слова с доверием".
    После этого излагались требования. Заключалось все следующей фразой: "Если
    я против законов божественных и человеческих требую все перечисленное, то
    не дай мне, Юпитер, никогда больше видеть отечество!" Эти слова посол
    повторяет первому, кто встретится ему на пути к городу, вступая в город и
    прибыв на форум. Если же в течение тридцати трех дней посол не получает
    требуемого, то он объявляет войну, произнося следующие слова: "Услышь,
    Юпитер, и ты, Янус Квирин, и все боги-небожители, и вы, обитающие на
    земле, и боги подземного царства, услышьте! Вас я призываю в свидетели,
    что этот народ не исполняет долга, а о том, как добиться принадлежащего
    нам по праву, посоветуемся дома со старейшинами". После этого вестник
    должен был возвратиться в Рим для совещания. Затем царь, собрав сенат
    опрашивал всех сенаторов, начиная с самого уважаемого, и если они
    отвечали, что все требования следует удовлетворить "войной честной и
    законной", то выносилось решение об объявлении войны. После этого
    фециал[****] нес к границе враждебного племени копье, запятнанное кровью,
    и в присутствии трех вооруженных воинов бросал его во вражескую землю со
    словами: "Я и римский народ объявляю и открываю войну против народа и
    граждан (следовало название племени) за то, что они погрешили против
    римского народа Квиритов, так как римский народ и сенат римского народа
    Квиритов повелел быть войне"[*****]. Введение этого торжественного ритуала
    снискало в римском народе еще большее уважение к Анку Марцию, поскольку
    видимость законности снимала с римлян тяготевшее на них со дня основания
    города клеймо народа с разбойничьими наклонностями, буйного и
    беззаконного.
    [* Член жреческой коллегии, наблюдавший за всей религиозной жизнью
    римлян, за правильным выполнением общественных и частных богослужений.]
    [** Эта тюрьма (Мамертинская) сохранилась до нашего времени.]
    [*** Феретрий ("несущий победу", "податель военной добычи") - эпитет
    Юпитера, первый храм которого был воздвигнут на Капитолийском холме царем
    Ромулом.]
    [**** Фециал - член коллегии жрецов, ведавших международными
    отношениями в римском государстве, вопросами войны и мира.]
    [***** В более позднее время, когда Рим вел войны с отдаленными от него
    народами и государствами, этот обряд, сохранившись, носил чисто формальный
    характер. Фециал в знак объявления войны бросал копье от "воинской
    колонны" у храма богини войны Беллоны.]
    Анк Марций умер, процарствовав 24 года, оставив по себе славу
    властителя, умевшего разумно править и в мирные, и в военные времена.

    Тарквиний Древний

    [Изложено по "Римской истории" Тита Ливия.]
    Где-то в конце царствования Анка Марция в Рим переселился из этрусского
    города Тарквиний богатый вельможа, сын выходца из греческого города
    Коринфа и знатной этрурянки. Этот человек, женатый на женщине по имени
    Танаквиль, происходившей из знатного этрусского рода, по настоянию
    властной и гордой жены уехал из города, жители которого постоянно
    напоминали ему, что он - сын изгоя, и не оказывали должных почестей и
    уважения. Танаквиль, возмущенная и униженная отношением к Тарквинию своих
    соотечественников, уверенная в счастливом жребии своего мужа, одаренного
    умом и доблестью, выбрала для нового жительства Рим, считая, что среди
    народа, где еще мало. знатных людей, энергичному и честолюбивому человеку
    легко занять одно из первых мест, которое подобает ему по достоинству.
    Подтверждение честолюбивым своим замыслам Танаквиль увидела в знамении
    богов, ниспосланном на пути в Рим. Когда Тарквиний ехал с женой в повозке,
    орел, паривший в воздухе, спустился над ними и взмыл вверх, унося в когтях
    войлочную дорожную шапку с головы -Тарквиния. Не успели муж и жена
    опомниться от испуга, как орел с громким криком вновь возвратился и
    возложил шапку на голову Тарквиния, словно увенчивая его по повелению
    богов

  • . Трепещущая Танаквиль с торжеством объявила мужу, что теперь,
    судя по полету птицы и ее действиям, в Риме его ожидают высокие почести и
    слава.
    [* Орел считался птицей, посвященной Юпитеру.]
    Приехав в город и купив дом, Тарквиний сразу сделался известным
    человеком. Он был гостеприимен, охотно оказывал помощь нуждающимся и
    вскоре вошел в доверие к царю Анку Марцию настолько, что тот сделал
    Тарквиния наставником двух своих сыновей. Спустя некоторое время царь
    проникся к нему столь глубокими дружескими чувствами, что назначил его
    опекуном детей до их совершеннолетия. Живя в Риме, Тарквиний взял себе имя
    Тарквиния Древнего
  • . Своим добрым обхождением он привлек к себе симпатии
    и знатных римлян, и простого народа. Под непосредственным руководством
    царя Анка Марция Тарквиний прекрасно изучил все римские законы и обычаи.
    Он деятельно участвовал и в гражданской, и в военной жизни римского
    народа, а повиновением и почтительностью к царю соперничал со всеми его
    подданными.
    [* Скорее всего его так прозвали позднее, чтобы отличить от
    последующего царя с тем асе именем.]
    Как только Анк Марций умер, Танаквиль
  • Категория: Про Римлян | Добавил: Livia_Drusilla (10.09.2009) | Автор: Livia_Drusilla
    Просмотров: 947 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: